«Очень многие заявки, к сожалению, покушаются даже на основные законы природы…»

03.04.2012 ИВФ РТ ВВОДИТ, С ОДНОЙ СТОРОНЫ, ЗАЩИТУ ОТ ИННОВАТОРА – ДУРАКА, НО, С ДРУГОЙ СТОРОНЫ, ГОТОВ ФАКТИЧЕСКИ БЕЗВОЗМЕЗДНО ПРЕДОСТАВЛЯТЬ СТАРТАПАМ ГРАНТЫ ДО 2 МЛН. РУБЛЕЙ

Сегодня глава Инвестиционно-венчурного фонда РТ Айнур Айдельдинов объявил о начале приема заявок на конкурс «50 лучших инновационных идей» и рассказал, что правила конкурса, победители которого получают право на соискание финансовой поддержки своих проектов по программе «Идея-1000», в этом году будут существенно изменены. Как ИВФ намерен отсеивать неграмотных изобретателей и почему не станет входить в капитал создаваемых для коммерциализации инновационных идей компаний, выяснял корреспондент «БИЗНЕС Online».
БУМАГИ В «СВОБОДНОЙ ФОРМЕ»
Инвестиционно-венчурный фонд Республики Татарстан и академия наук РТ объявили о начале приема заявок на VIII республиканский конкурс «Пятьдесят лучших инновационных идей для Республики Татарстан». Как рассказал сегодня на брифинге в кабмине Айнур Айдельдинов, на конкурс принимаются проекты, ориентированные на решение проблем научно-технического, экономического, социального и гуманитарного развития Республики Татарстан. Прием заявок на конкурс продлится до 15 октября, затем будут произведены экспертиза и отбор проектов, а в декабре состоится награждение победителей.
В этом году условия приема заявок на конкурс изменяются. Основное нововведение текущего года: на конкурс теперь будут приниматься проекты только с документами, подтверждающими внедрение или намерение о внедрении разработки на одном из предприятий Республики Татарстан, за исключением номинаций «Перспектива» и «Инновации в образовании». Сразу возникает вопрос – что за документ должен предъявить автор инновационной идеи? В идеале, пожалуй, контракт или хотя бы соглашение о намерении с крупным предприятием, готовым купить разработанную технологию после прохождения испытаний и сертификации. Впрочем, понятно, что для подавляющего большинства соискателей господдержки это требование невыполнимо.
Отвечая на вопрос корреспондента «БИЗНЕС Online», Айдельдинов уточнил, что под вышеназванными документами фонд подразумевает, по большому счету, любые бумаги «в свободной форме». По мнению главы ИВФ, получение подтверждения заинтересованности предприятий в результатах деятельности по проекту будет способствовать установлению контактов между изобретателями и бизнесом. По словам президента академии наук Татарстана Ахмета Мазгарова, в прошлом году на конкурс инновационных идей было подано 1696 заявок. «Нам надо ужесточить условия конкурса, потому что количество заявок растет, а их качество отстает. Очень многие заявки, к сожалению, покушаются даже на основные законы природы, на главный фундаментальный закон сохранения материи», - заявил он.

«ОНИ ВСЕ САМИ РЕАЛИЗУЮТ, САМИ НОЖКАМИ ВЕЗДЕ БЕГАЮТ»
Кроме того, с этого года венчурный фонд не будет входить в капитал компаний, создаваемых для реализации инновационных проектов по номинациям «Молодежный инновационный проект» и «Старт-1» программы «Идея-1000». В первом случае речь идет о сумме в 400 тыс. и 2 млн. рублей соответственно. По словам Айдельдинова, теперь эти деньги, по сути, являются грантом на капитализацию компании. «Они невозвратные», - сказал он корреспонденту «БИЗНЕС Online» и пояснил, почему было принято такое решение:
- Перед нашим появлением сами компании должны сделать первые шаги, познать азы бизнеса и договориться с первыми инвесторами, а не только увлекаться научно-исследовательской деятельностью. Соглашение о вхождении фонда в уставный капитал – это очень важный шаг. Нам было бы легче привлечь, скажем, опытного игрока на рынке и поставить менеджером в этой компании. Но основная наша задача – воспитание менеджеров с новым менталитетом, которые заточены именно на инновационные компании. Чтобы они научились вести бизнес. Мы же осторожно предлагаем им какие-то бизнес-модели и технологии, но в то же время они все сами реализуют, сами ножками везде бегают, - отметил глава ИВФ. – Нам говорят: «Вот, вы уже 7 лет существуете, у вас уже 90 компаний, а почему же нет продаж?» Поэтому чаще всего и нет – мы ждем, пока они созреют до этого сами, когда они своим естественным путем до чего-то дойдут.
Но, по словам Айдельдинова, речь в данном случае идет только о программах в рамках «Идеи-1000»: «Это не касается других проектов ИВФ – казанской венчурной компании, международных фондов, представительств за границей, наших мероприятий с бизнес-ангелами и так далее».
ЕСЛИ ЗАХОТЯТ – ПОДДЕЛАЮТ
Газета «БИЗНЕС Online» спросила у экспертов и представителей делового сообщества Татарстана, поможет ли требование «документа в свободной форме» отсеять некачественные заявки на получение финансовой поддержки или просто станет коррупционной преградой для инноваторов Татарстана.
Павел Сигал – вице-президент "ОПОРЫ РОССИИ":
- Это вещь абсолютно обычная. Одно из требований к инвестиционному проекту. Проекты - это либо направление деятельности, либо продукция, либо услуга, которая еще не продается на рынке, и как правило, банки, которые финансируют эти проекты, они тоже требуют маркетинговый анализ рынка и какие-то договоры о поставке. Это вещь совершенно нормальная в практике бизнеса.
Безусловно, с одной стороны, если человек захочет подделать, он всегда подделает, «Рога и копыта» всегда будут в этом заинтересованы. С другой стороны, эксперты венчурного фонда и наблюдательный совет должны смотреть, от каких предприятий идет подтверждение. Если предприятие реально существует и дорожит своей репутацией, оно не будет подделывать никакие рекомендации. А если фирма неизвестная, тогда, в принципе, тоже никакого криминала, но просто надо понимать, что заявка на востребованность продукта не подтверждена. А так, практика совершенно стандартная и нужная.
Александр Сергеев – генеральный директор «Александр ЛТД»:
- Финансируются сотни и тысячи проектов, которые не имеют последующего применения в народном хозяйстве. При этом на предприятиях нужна модернизация производств, но этим некому заниматься. Данное решение позволяет максимально эффективно использовать бюджетные деньги для реализации «приземленных» проектов.
Пример - завод Tefal: каждые 6 месяцев представители завода, на чьем оборудовании изготавливаются сковородки и кастрюли, приезжают на завод. Фотографируют и описывают все доработки сделанные рабочими. Скажем, к станку приделан лоток, по которому «съезжает» штамповка в ящик и рабочий не тратит времени на ее переноску. Так вот, такой лоток делают серийно и включают в комплект поставки новых станков. Утрировано, но чтобы проще понять.
Кстати, шведский технопарк IDEON по аналогии с которым создавался технопарк «Идея», финансирует не «абы что», а только разработки, предназначенные для завода Sony-Ericsson.
Динар Насыров - генеральный директор ИТ-парка:
- Есть ведь разного рода разработки. Есть, допустим, проекты для отдельной, определенной отрасли, есть проекты, которые могут быть востребованы в нескольких разных отраслях. Есть несколько стадий разработки проекта, и от этого тоже многое зависит. Например, стадия, когда только вкладывают деньги в разработку технологии, и окончательный результат еще не ясен. Поэтому ИВФ можно понять, наверняка их шаг обоснован.
Они выдают гранты проектам, которые уже на стадии готового маркетингового продукта, когда есть прототип продукта и понятно, кто будет потенциальным покупателем. И если он документально подтвердит, что этот проект им востребован, это всегда хорошо. Есть еще сейчас такое новое движение – предложение разработчикам от крупных фирм, у которых есть много идей для реализации. И, возможно, это решение как раз приведет к тому, что возникнут новые стартап проекты, которые будут направлены на конкретные предприятия, чтобы занят свободные ниши. Я думаю, что это однозначно «плюс».
Сергей Кощеев, Анна Кузнецова

03.04.2012 | БИЗНЕС Online


К списку статей
Назад